Новогодние каникулы на Самуи, часть первая

Сураттхани, 27 декабря

Автостоп и ночь на природе
Донсак, отплытие на Самуи

Донсак, отплытие на Самуи

Как обычно, мы сидели в торговом центре до закрытия. Когда в фудкорте вокруг нас стали переворачивать стулья и ставить их на столы, я понял, что это намёк. Повытаскивав ноуты из розеток и собрав рюкзаки, мы вышли из прохлады во влажный ночной воздух. На улице мы посмотрели по сторонам, прислушались ко внутреннему голосу и пошли, куда глаза глядели. И снова седая ночь.

Шли минут двадцать через развязки и просёлочные дороги. Машин почти не было, только иногда мимо проезжали большие грузовики-дальнобойщики. За забором ожесточённо лаяла какая-то собака. Я попросил: не нагнетай, но собака не поняла по-русски.

Мы удачно попали на эту окраину с большим гипермаркетом днём, когда нас на повороте в город высадил предыдущий водитель. Пять часов мы ехали в старом фольксвагеновском хиппи-басе, покрашенном в оранжевый цвет, а за рулём сидел одетый в оранжевое дизайнер из Бангкока. Обменявшись фейсбуками, печеньем и водой, мы помахали друг-другу и разошлись. До города было около десяти километров, но мы решили пока прогуляться, разминаясь после долгого сидения. Впрочем, не успели мы пройти и пяти минут, как перед нами «самозастопилась» машина. Водители сообщили, что до города далеко, и они бы нас подбросили, если мы не против. Конечно, мы были не против. Добрые тайцы завезли нас в ближайший гипермаркет, где была еда, вода, вай-фай и розетки. Пользуясь благами цивилизации, мы так и просидели внутри до темноты.

Вскоре забор остался позади, и мы попали в безлюдную местность со складами и нежилыми зданиями. Встретилась пустая заброшка, но место было неуютным, а рядом подозрительно молчало не то болотце, не то затопленное рисовое поле. Мы перешли дорогу, и обнаружили большой заросший пустырь, с трёх сторон окружённый каналом с водой, почти скрытой за зарослями камыша и тростника. Обычно мы избегали мест у воды, но уже было поздно, так что в этот раз мы не хотели далеко ходить. Сохраняя авантюрный настрой, мы осторожно прошли через мост над каналом, опасаясь попасть на частную и охраняемую территорию. Но всё было спокойно. Земля оказалась покрытой извивающимися корнями местных лиан, которые в темноте очень напоминают змей, так что мы шли медленно и осторожно, подсвечивая себе путь фонариком. Дойдя до конца нашего полуострова, мы нашли более-менее ровную площадку, и расчистив место, поставили палатку. Сбросив рюкзаки, мы вздохнули с облегчением, потому что ушли от города недалеко, а место укромное и уютное, и лагерь скрыт от лишних глаз. Над нами было звёздное небо, вокруг тихо шумел тростник, а издалека доносился гул проезжающих грузовиков.

Перед сном мы посмотрели на ноуте одну серию «Фарго», пока хватало зарядки. После я отошёл в ближайшие заросли и кажется, впервые увидел Светлячка. Это была одинокая светящаяся точка, которая медленно плыла по воздуху метрах в двадцати от меня, на другой стороне канала. Я поискал глазами других светлячков, но точка была только одна. Если бы я не смотрел перед сном кино с мистикой, я бы воспринимал это по-другому, подумал я, и отправился спать.

Сураттхани — Донсак — Самуи, 28 декабря

Дорога к порту

Утром мы немного проспали, и встали в районе 8 часов, когда уже начало припекать. Палатка стояла на открытом солнце, поэтому внутри быстро стало душно и жарко. Я приподнял дно палатки со всех сторон, проверяя, не забилась ли туда какая-нибудь живность. Удивительно, но никаких улиток или лягушек, как бывало прежде, я не нашёл, хотя ночевали мы у воды. Встряхнув тент от конденсата, мы упаковались и вышли в обратном направлении. Вдалеке работали какие-то строители, но они не обратили на нас никакого внимания. Хорошее место.

На севере Таиланда несколько недель назад мы познакомились с парой из России, Тимуром и Райлёй. Мы жили у ребят в Чианг Мае пару недель, пару раз совершив бэкпекерские набеги в ближайшие городки. Когда пришло время расставаться, мы договорились встретить Новый год вместе на острове Самуи. Дальше мы отбыли в Бангкок, а ребята в Лаос. Там наши друзья поставили своеобразный рекорд: им удалось не потратить вообще никаких денег за 4 дня путешествия автостопом, ночевали они в монастырях и палатке.
В Бангкоке мы провели несколько дней, а после за полтора-два дня добрались на попутках до Сураттхани, небольшой прибрежный город, откуда можно добраться до пристаней с паромами на остров.

Вьетнамский фильтр для кофе

Вьетнамский фильтр для кофе

В том же вчерашнем фудкорте мы умылись и позавтракали, и стали составлять маршрут до порта, где нам нужно было сесть на паром. Перед выходом я решил сделать кофе в своём вьетнамском фине (фильтре), процесс выглядит так: на чашку сверху устанавливается специальный стакан с отверстиями в дне, внутрь кладётся кофе, поверх которого накручивается ещё одна крышка с отверстиями, это всё заливается кипятком, и горячий кофе, провариваясь, медленно капает в чашку с сахаром или сгущёнкой. Всё очень просто — но кофе требуется ровно нужного помола, и его следует правильно закрутить в фильтр, иначе вода будет либо слишком быстро проливаться, либо капать целую вечность.

Пока я возился со всем этим, я заметил, что одна из работниц общепита заинтересовалась моими действиями, и смотрит с любопытством, чем я занимаюсь. Затем она подошла ко мне, и показывая на фильтр, что-то спросила. Я ответил, что конечно нравится, вкусный кофе. Она отошла, довольная, а я подумал, что эта женщина, наверное, родом из приграничного Лаоса или Камбоджи. Такие фильтры в ходу в бывших французских колониях, и возможно, ей это напомнило о доме. Таиланд — успешная страна (которая, кстати, никогда не была колонией, чем тайцы очень гордятся), и на низкооплачиваемых работах часто трудятся приезжие из соседних государств, менее благополучных.

На улице стояло самое настоящее пекло. К счастью, трасса в нужном направлении оказалась сразу за поворотом, в десяти минутах ходьбы. Найдя подходящее место, мы сложили рюкзаки красивой пирамидкой у обочины, и стали ловить попутку. Невдалеке виднелись какие-то ветхие склады, а за ними возвышались пальмы. Мы решили проверить, нет ли там вкусной бесплатной папайи или манго, и подошли поближе. Ничего съедобного, кроме высоко растущих кокосов, там не оказалось, и мы уже отправились обратно, как вдруг приметили ещё кое-что. Это была лопнувшая голова здоровенного джекфрута, видно, упавшая с проезжавшего грузовичка или байка. Мы тут же достали пакетик, и разделав фрукт, набрали себе килограмма полтора спелой и вкусной мякоти.

Джекфрут покрыт твёрдой коркой с шипами, а изнутри похож на нечто инопланетное, и когда, запустив туда руку, пытаешься оторвать крепко скреплённые и скользкие дольки от сердцевины, ощущения довольно странные.

На рынке с четыре-пять долек джекфрута стоит 20 бат (около полдоллара), в каждой дольке есть большая косточка, а мякоть на вкус сладкая, маслянистая и сытная. Джекфрутом мы в тот день наелись надолго, остаток даже пришлось выкинуть, потому что он всё равно испортился бы за ночь.

Сполоснув руки водой, мы продолжили ловлю машин в приподнятом настроении. Вскоре возле нас остановился грузовичок с бабушкой, дедушкой, и огромной канистрой в кузове. Лучезарно улыбаясь, бабуля на переднем сиденье кивнула на кузов. Посомневавшись, уместимся ли мы, мы всё же уместились, и отбыли в сторону порта. Всю дорогу в трясущемся кузове мы следили одновременно за тем, чтобы не выпасть самим, не уронить рюкзаки и не придавить себя канистрой, которая была с нас ростом. Всё, конечно, обошлось.

Престарелые предприниматели пожелали нам удачи и умчались дальше по своим делам, а мы остались на повороте, ожидая новую машину. Мне нравилось думать, что эти люди вполне могли помнить лихие семидесятые, и возможно, даже встречались с настоящими хиппи, колесившими по региону в те годы. All you need is love.

Следующий пикап увёз нас прямо к пирсу, что у посёлка Донсак. Водители были молчаливы, а в кузове валялся всякий хлам, старый вентилятор и пара шин. На повороте у придорожной лавочки они вдруг остановились, и взяли себе и нам по бутылке колы. Как обычно, объяснять, что не стоило тратиться, и мы такое не пьём, было бесполезно, но мы всё равно были тронуты.

Паром Донсак-Натон

В кассах у пристани мы купили билеты на паром Донсак-Натон (порт на Самуи), за что отдали по 120 бат с человека. Было время обеда, а паром отходил через час, так что мы отправились в едальню неподалёку, которую увидели по дороге сюда. Едальня запомнилась невкусной лапшой, полной поварихой, которой было невмоготу двигаться по жаре, и истрёпанным (зато ламинированным) листком-меню. В меню наша лапша стоила fivefty бат, явно слишком дорого для такого неопрятного места.

Ко времени отплытия к пирсу приехало несколько автобусов, откуда высыпали толпы туристов, и погрузились на паром. Туристы катили за собой чемоданчики на ручках, шумели и предвкушали отдых. Мы не отставали.

Паром представлял из себя большой корабль, с несколькими этажами-палубами, на каждой из которых есть скамьи, столы и кухонный уголок с термопотом и водой. Качки не чувствовалось, а на скамьях у бортиков было приятно лечь на прохладном ветерке, и смотреть на небо или на пенные волны внизу.

С час-полтора мы плыли до Самуи. За это время мы успели помаяться бездельем, поесть джекфрута и сделать записи в блокноты. Юля подсчитывала расходы, а я сжато документировал всё происходившее за последние пару дней. Всё же удивительно, сколько деталей всплывают, когда просто перечитываешь запись вроде «Уехали на Б+Д, в кузове канистра».

Самуи, 28 декабря

Встреча с собаками
Вечер в порту

Вечер в порту

На пристани сошедших с парома туристов тут же посадили на автобусы и увезли, а бюджетных бэкпекеров-европейцев расхватали тук-тукеры и таксисты. Небрежно отмахиваясь от услуг извоза, мы вошли в портовый городок. На карте в нескольких кварталах значился торговый центр, который мы решили проверить. ТЦ оказался небольшим супермаркетом без фудкорта, зато с уценёнкой. Уценёнка — это когда скоропортящиеся продукты в конце дня выставляют по сниженной цене, чтобы не выкидывать. Набрав себе фруктов и соевого молока, мы попытались узнать пароль от вай-фая в ближайшем фастфуде, но безуспешно — только для клиентов. Покупать чашку кофе за 50 бат мы не стали. Точек доступа от оператора AIS, через которые мы обычно выходили в сеть, в округе тоже не нашлось. Что ж, отложим это на завтра, подумали мы, и отправились искать место под палатку. Начинало темнеть.

Обследовав ближайшие набережные, мы поняли, что это бесполезно, поскольку берег здесь либо занят кафе и ресторанами, либо покрыт разломанными скалами. Для приличия проверив несколько попавшихся по пути гестхаусов (цены для туристов), через час хождений мы ушли вглубь городка, где возле речки обнаружили широкий пустырь. Пустырь находился перед буддистским храмом, и можно было бы постучаться к монахам, как мы уже делали пару раз, но мы решили никого не тревожить, а спокойно поставить палатку снаружи, и уйти с утра пораньше. Во всех тревелгайдах бэкпекеров предупреждают о том, что в монастырях отбой очень рано, а после 6-7 вечера часы посещения оканчиваются.

Наш план работал, пока не появились собаки. Свора из трёх-пяти бездомных псов сначала кружила вдалеке, а потом собаки подошли поближе, и начали беспардонно лаять на нашу палатку. С таким поведением мы столкнулись впервые, и сначала ничего не предпринимали, подумав, что наверное, собаки скоро угомонятся. Но настырные псины продолжали поднимать вой, а потом подходить ближе, и становиться громче. Я вышел наружу. Собаки замерли. Камней под ногами не было, поэтому я снял сандалию, и замахнувшись, пошёл на них. Собаки с визгом стали разбегаться, кроме одной суки с отвисшим пузом. Та лаяла как оглашённая, пока я не попал ей под лапы подвернувшимся камнем. Отбежав подальше, псина залаяла снова. Я повторил свои действия. Для выработки условного рефлекса это понадобилось проделать ещё несколько раз, прежде чем собаки убрались с нашей стоянки. Периодически они возвращались, и приходилось снова выходить наружу, пока, наконец, через пару часов всё не успокоилось.

Под утро собаки перебрались за стену деревьев, возле которой мы поставили лагерь, и время от времени брехали оттуда, куда гарантированно не пролетит камень. В тревожном полусне, в котором мы уже стали различать собак по лаю, так и прошла эта ночь.

Самуи, 29 декабря

Жизнь на пляже
Самуйские петушки

Самуйские петушки

Выглянув утром из палатки, мы обнаружили, что на другой стороне улицы находится начальная школа, по двору которой носятся и галдят детишки. Мы в ускоренном темпе свернулись, чтобы не смутить кого-нибудь, и отправились на поиски кафе, желательно с интернетом. Нам нужно было написать друзьям, потому что мы выходили на связь несколько дней назад, и знали только приблизительное место встречи.

Обратно мы прошли через небольшой мостик над рекой, у которой ночевали, и попали на местный рынок. Из-под прилавков нахально скалились морды наших ночных знакомых. Теперь стало ясно, что это было плохой идеей — ночевать вблизи базарчика, где всегда полно таких дворняг.

Где-то на окрестных улицах мы поймали вай-фай от нашего сотового оператора, но оказалось, что кончился баланс, и пришлось искать едальню с интернетом. Спустя полчаса прогулок по солнцепёку мы очутились на другом конце городка, где наконец отыскали заведение для местных, с приемлемыми ценами и вывеской «Wi-Fi».

«У вас есть еда для вегетарианцев?», — спросил я. Девушка за прилавком уверенно ответила: «Нет».

Я обвёл взглядом стол, на котором стояла газовая плитка и были разложены жареные яйца, проростки сои и лапша, и спросил ещё раз. Девушка тоже начала сомневаться, и в итоге переговоров мы всё же сошлись на том, что вегетарианцы могут есть жареный рис с овощами и яйцами, такое блюдо называется Khao Pad. Као пад оказался невкусным, зато мы отдохнули в тени и под вентилятором.

Едва мы вышли в сеть, как в кафе кончилось электричество. Хозяева развели руками: так часто бывает, скоро починят. Это совпадало с прочитанными накануне сведениями о том, что на острове случаются перебои со светом.

Закончив с едой, мы решили, что пополнять баланс всё равно когда-нибудь придётся, и отправились к уличному терминалу напротив. Такие стоят на каждом углу в Таиланде, но мы до сих пор ни разу ими не пользовались. У подобных автоматов есть одна неочевидная особенность: если присмотреться, то можно заметить, что их включают в обычную переноску со свободными розетками, кабель идёт где-то возле стойки автомата. Если нужно срочно посмотреть карту в смартфоне, а батарея садится, это то, что надо.
Пополнить баланс оказалось очень просто, и мы уже собирались на поиски вай-фая от AIS, как нам замахали руками из кафешки — свет дали, и можно было воспользоваться интернетом у них. Иногда кажется, что доброта и учтивость тайцев не знает границ.

В сети мы написали родителям и связались с друзьями. Выяснилось, что они прибудут сегодня или завтра. Мы решили, что до их приезда вполне можем позволить себе комфортабельное жильё в нашей пятизвёздочной палатке на берегу, и подыскав на картах небольшой и не такой оживлённый пляж Бан Тай, выдвинулись в нужную сторону. До пляжа нам нужно было пройти больше 10 км, жарило солнце, дорога извивалась и шла под гору, и рюкзак стал всё больше тяжелеть.

На окраине, где жилая застройка ненадолго прерывалась, поджидающий пассажиров водитель сонгтео спросил нас, куда мы идём, и предложил подвезти за 300 бат. Мы гордо отказались, и прошли мимо. На 300 бат при желании можно питаться вдвоём пару дней.

Через 10 минут нас догнал тот же извозчик, и сказал: 100 бат за двоих, и залазьте. К этому моменту наш пыл немного поостыл, и мы рассудили, что теперь цена божеская, а сэкономим на другом. Дальше поехали как в сказке: быстро и прохладно. Водитель вёл машину совсем как наши маршрутчики, мы то и дело подпрыгивали на неровных местах, и старались не вылететь на поворотах.

События следующих дней показали, что по острову реально передвигаться и автостопом, так что мы зря проявляли скромность в этот раз.

Мы десантировались из пролетавшей маршрутки где-то в нужном районе, и углубившись в переулки по направлению к океану, окончили свой марш-бросок на берегу. Влево уходили кафе и резорты, а направо, ближе к каменистому мысу, оставался незастроенный участок пляжа. Пальмы подходили близко к берегу, и под их шикарной тенью, почти у воды, лежали на песочке разморенные туристы. За пальмами находилась небольшая полянка, а за ней — пастбище с заборчиком, на котором паслись несколько буффало, так здесь называют буйволов. Мы поставили палатку в самой гуще тропического парадайза и отправились за своей порцией пляжных удовольствий.

Ракушки и кораллы

Ракушки и кораллы

На берегу то и дело слышалась русская речь, а у воды можно было наблюдать типичных туристов по путёвке: полная женщина громко звала Володю, чуть подальше молодые родители флегматично копались в песочке, окружённые бегающими вокруг них со скоростью звука детишками. Мы купались в тёплом океане, расслаблялись на песке и абстрагировались от филиала Турции на сиамском побережье.

Забегая совсем близко к берегу, по полянкам у пастбища сновали маленькие забавные петушки. Выглядит такой петушок совсем как обычный по размеру, но с уморительно короткими ножками. Наверное какая-то особая порода, чтобы не могли быстро убежать. Вполне вписывается в местный менталитет: суета, беготня — несолидно это всё. Будда такому не учил.

Здесь мы впервые обнаружили, что песок усеян обломками кораллов, ракушек и моллюсков, разных красивых форм и расцветок. Сначала я смотрел снисходительно на Юляшу, которая кучами собирала эти пляжные сокровища, а потом не выдержал, и присоединился к разграблению тайского достояния сам. Так у меня появилась изящная коралловая подставка под палочки для еды — необходимый в быту предмет роскоши.
Кулёк пляжных драгоценностей впоследствии сгинул, когда мы передали его знакомым, летевшим в Казахстан — вывозить подобные вещи запрещено.

Найди палатку

Найди палатку

Мы поставили палатку в тени за пальмами, проверив территорию на кокосовую опасность — от упавших на голову кокосов погибает поразительное количество людей в год. Позже, когда мы переделали все дела, что положены к исполнению на пляжах, мой беспокойный ум вернулся к тем же кокосам. На каждой пальме под шапкой листьев виднелись гроздья этих плодов, и манили, манили.

Что ж, великие дела нужно совершать, а не обдумывать их бесконечно.

Многие пальмы у берега имели эргономичный изгиб, который позволял добраться до кроны почти пешком, что я и решил проверить. Вспомнить детство и залезть туда оказалось довольно просто, хотя на высоте в 3 метра мой энтузиазм немного утих. Наверху я увидел, что каждый кокос прикреплён к пальме толстым стеблем, и начал откручивать один левой рукой, правой держась за широкий пальмовый лист. Это заняло у меня несколько незабываемых минут. Я был на высоте. Наконец, кокос размером с мою голову сорвался и полетел вниз. Когда мы его подобрали, оказалось, что тот треснул, несмотря на мягкое приземление на песок. Раскурочить орех на две половинки стоило ещё некоторых усилий, а в итоге мы получили невкусное молочко, и немного мякоти. Либо кокосы не той системы, либо плоды ещё незрелые, так что мы оставили все дальнейшие подвиги. Кстати говоря, на пляже новоприбывшим часто приходила в голову эта блестящая идея, и с периодичностью раз в несколько часов мы наблюдали, как какие-нибудь мужики задорно трясут пальму и пытаются сбить кокосы камнями. Дилетанты.

Через несколько дней мы увидели, как это делают местные — они просто срезают орехи длинной жердью, на конце которой прикреплён острый нож.

Добыча кокосов

Добыча кокосов

Темнело, пляж обезлюдел и стало уютнее.
Когда мы проголодались, я взял наш электростакан для воды и отправился в городок за едой. На Самуи городские постройки тянутся вдоль всего берега, почти окружая остров, и подходят к океану только туристическими курортами и ресторанами, вытягиваясь в глубь острова домами простых тайцев, полями и пастбищами.

В прилегающих к берегу переулочках я заметил несколько гестов, фастфудов и минимаркетов, но никаких едален для местных с народными ценами, чтобы купить там что-нибудь навынос. Наконец, я прошёл улицу насквозь, и попал на кольцевую дорогу, которая идёт вокруг всего острова. Я понял, что дальше мне не хочется, и зашёл в минимаркет 7/11 на углу. Я шёл босиком, потому что так веселее, и обулся перед входом, подумав, что будет неприлично сорить песком в магазине. Внутри я купил печенья, хлеба, лапшу и варёных яиц, такие есть в каждом «севене», с разными вкусами, от невыносимо солёного до вполне приемлемого. В электростакан я набрал кипятка из местного термопота, и расплатившись, невозмутимо пошёл так обратно, с пакетом в одной руке и со стаканом в другой.

Накрапывал мелкий дождь. Скоро я дошёл обратно, и мы поужинали лапшой с овощами, а после выпили чаю и съели ещё этих тайских булок. Тихий вечер превратился в ночь, мы задумчиво гуляли по пустому пляжу, смотрели на волны. Накатило спокойствие и приятное удовлетворение, как всегда, когда пропадает необходимость искать еду, ночлег и перемещаться на сотни километров в день. Мы всё правильно сделали, раз оказались здесь и сейчас, и наслаждаемся жизнью. Кажется, эта мысль вообще применима в любой момент времени и в любой ситуации. Нужно её почаще думать.

На пляже появилась ещё одна фигура. Какой-то пожилой человечек невысокого роста, как будто конфузясь, периодически подходил к нам, и что-то говорил по-тайски. Мы подумали, что если это не местный дурачок, то скорее всего, охранник пляжа (?) или ближайшей кафешки. На все его реплики мы отвечали «окей», и в конце-концов, чтобы он отстал, ушли в заросли к палатке, когда он стоял к нам спиной чуть подальше. Под пальмами была кромешная темнота, и палатку не было видно уже с пяти шагов. Стало тихо, и мы легли спать.

На город опустилась ночь, путешественники засыпают, просыпаются местные и идут за крабами. С берега доносился смех, там светили фонариками и где-то рядом тарахтели байки, а потом все замолчали, и звуки стали удаляться. Под уютный шорох волн мы наконец заснули.

Ночной Бан Тай

Ночной Бан Тай

Самуи, 30 декабря

Декорации меняются

Утром мы узнали, что маленькие петушки кукарекают с рассветом так же громко, как большие. Проснувшись, мы сразу побежали к океану и прыгнули в воду, чтобы освежиться после сна. Сработало.

Я снова сходил за кипятком, и мы позавтракали горячей овсяной кашей. Отдохнув от этих дел на берегу, мы решили, что снова переезжаем. Выбрали пляж Мэнам, где должно было быть просторнее, а песочек приятнее. Собрав палатку и рюкзаки, мы ушли сквозь сонные и полупустые кварталы обратно к кольцевой дороге. По пути мы пытались найти вай-фай, чтобы связаться с друзьями, но без успеха.

За переноской тяжестей в нужном направлении прошёл с час, и наступил обед. По пути нам попалась самая что ни на есть макашница для местных: колченогие столы и стулья, замасленная плитка и завалы очисток рядом с прилавком. Цена за жареную лапшу выгодно выделялась на фоне всех предложений, что мы встретили по дороге сюда — всего 40 бат. Готовила еду приятная улыбчивая тётушка, она сразу поняла, что нам нужно, и уже через пять минут мы ели горячий пад тай и пад си-ю, который любит Юля. Отличие этих блюд состоит в том, что в пад си-ю идёт широкая рисовая лапша и особый соус, кажется, на крахмальной основе. Я же предпочитал пад тай из-за разнообразного количества ингредиентов: яичная лапша, часто к ней добавляют рисовую, ростки сои, тофу и арахисовая крошка (если найдутся), крупная зеленуха и лайм, чтобы всё это сбрызнуть свежим соком. Было невероятно вкусно, и мы присудили этой едальне звание однозначно Лучшей Макашницы Таиланда, пометив на карте её координаты.
На вопрос, где взять воды, нам махнули на большой бак невдалеке, и стоящую рядом бутыль. В баке мы зачерпнули льда и залили водой, куда выдавили по лайму, так у нас получилась вкусная лаймовая вода. Бесплатно, разумеется.

В ближайшем фастфуде мы смогли поймать вай-фай, и выяснили, что Тимур с Райлёй уже на острове. Договорились встретиться на пляже. Было волнительно и радостно от предвкушения того, что мы снова увидим друзей.

Вскоре мы дошли до нужного поворота, и по переулкам, мимо кафешек и буддистского храма, вышли на широкий берег. Это уже был не уютный маленький Бан Тай, а солидный, покрытый лежаками с туристами взрослый пляж. Мы окинули взглядом побережье, и стало ясно, что встречу мы назначили здесь зря: пляж  бескрайний, и найти здесь друг-друга будет непросто. Поразмыслив, мы пошли к ближайшему скалистому мысу, которым оканчивался берег по левую руку. Песок здесь действительно был другим, белым и рыхлым. Идти по нему с тяжёлыми рюкзаками было неудобно, потому что ноги проваливались и натирались песком. В конце пляжа туристические постройки закончились, и показалось несколько заброшенных зданий. Без окон и крыши, поросшие зеленью, что твой кхмерский храм в Ангкоре.

Совсем у скал, тем не менее, обнаружилось кафе в сёрферском стиле. Оттуда доносился Боб Марли, и периодически выплывали посетители на расслабленной волне.

Мы сняли рюкзаки напротив заброшек, и решили, что кто-то должен пройтись по пляжу, и поискать наших. Юля взяла на себя эту задачу и отправилась на поиски, а я развернул каримат, подложил рюкзак под голову и занялся релаксацией. Неподалёку из моря вышла пара европейцев, и собрав внушительного вида рюкзаки, ушли с пляжа. По крайней мере, место бэкпекерами наезженное, подумал я.

На пляже Мэнам

На пляже Мэнам

Через сорок минут вернулась Юля, и рассказала, что пляжу не видно конца, а если долго ходить по местному песку, то можно неплохо подкачать ноги. Дело шло к вечеру, периодически накрапывал мелкий дождик, и было непонятно, что делать. Я решил сходить на поиски вай-фая, и снова связаться с ребятами. Это заняло у меня около получаса, точка доступа нашлась опять же у минимаркета 7/11 возле центральной дороги. Так, ребята были на пляже, но не нашли нас. Садилась батарея, я написал им сообщение, и пошёл обратно. По дороге я обратил внимание на туристический центр у входа на пляж. Туда приезжали автобусы с туристами, а те садились на отбывающие с ближайшего пирса катера — на материк или на другие острова. Сейчас вся остановка была полна туристов: ухоженные и приодетые, много кто фриковатого вида, с тату, пирсингом и диким цветом волос и причёсками. Всё стало ясно, когда я прочитал афишу на стене: все желающие приглашались на Full Moon Party, ежемесячный танцевальный фестиваль Полной Луны на Пхангане, острове неподалёку. Когда-то я слушал одноимённые сборники пси-транса с этого фестиваля десятками.

Рядом с афишами, на стене я увидел неприметную бумажку, и оказалось, что это списки публичных точек вай-фая, которые доступны на этой остановке. Вот это удача, у нас теперь есть интернет в трёх минутах ходьбы от пляжа.

Когда я вернулся, то увидел, что Юляша уже поставила палатку, потому что периодически шёл дождь, и вещи мокли. Мы искупались в океане, отдохнули, и я пошёл ещё раз на остановку. На последних запасах батареи смартфона я связался с друзьями, и они выслали нам свои координаты. Оказалось, что это совсем рядом, но было уже поздно, и мы приняли решение провести ночь на пляже и встретиться уже завтра, а не блуждать в потёмках.

Смартфон сел. Я вернулся, и Юля рассказала, что приходил знакомиться хозяин сёрферского бара. Он выражал своё почтение и горячо поддерживал наши взгляды на путешествия. Ещё он сказал, что можно спокойно ночевать в палатке и пользоваться их туалетами и водой. Он знал, чем нас покорить.

После шести совсем, абсолютно стемнело. На берегу без освещения было почти ничего не видно, поэтому в баре выложили дорожку из зажжённых свечей, ведущую внутрь, смотрелось очень красиво. Палатка была совершенно незаметна в темноте уже с нескольких метров, да и мы были почти невидимы на берегу.

Добыв в баре кипяток, мы поужинали. Ноутбук сел, света не было, мы развлекались разговорами и погонями за крабами, которые выползли после отлива. Крабы передвигались перебежками, то и дело ныряя в песок, и были неуловимы.

К девяти гонять крабов нам надоело, и мы решили лечь, чтобы встать пораньше.

Краб избегает внимания прессы

Краб избегает внимания прессы

Ночью со стороны бара были приглушённо слышны голоса и смех ходивших туда-сюда посетителей, а однажды потянуло запахом травы. Никто не удивился.


Читайте окончание, в котором мы ездим автостопом по Самуи и встречаем Новый год на пляже.

Читать ещё

  • Как сообщают в переписке — осторожней лазьте за кокосами и джеками, можно присесть на 2 года.